Павел Сидорик — уникальный специалист. Он профессионально занимается отделкой и одновременно снимает себя на камеру. Видеоролики на его YouTube-канале пользуются бешеной популярностью. Например, сюжет «Ремонт квартиры. 1 год за 60 минут» просмотрели за короткое время 3,63 миллиона пользователей. У блогера-отделочника сейчас целая армия подписчиков — 557 тысяч, и эти цифры растут. В интервью REALTY.TUT.BY он рассказал, как из строителя-самоучки он стал успешным блогером, почему не уезжает работать за границу и почему услуги отделочников не дешевеют.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Из печатника — в отделочники

Мы встречаемся с Павлом в Новой Боровой, в его новой «двушке». Все выглядит так, как должно выглядеть на стройке — строительные материалы, провода, трубы. Часть комнаты занимают ящики с инструментами и приспособлениями. Из необычного — штативы для профессиональной камеры. Здесь полным ходом идет ремонт и одновременно снимается сюжет для нового строительного сериала с рабочим названием «Ремонт новостройки». Павел здесь и сценарист, и режиссер, и исполнитель главной роли в одном лице. Он играет и снимает сам себя — отделочника, который показывает и рассказывает своим зрителям, как нужно делать ремонт.

— Как ты стал отделочником?

— Изначально я работал в полиграфии — лет 8 после армии работал печатником в типографиях Бреста, Минска. Последние два года — на немецкой фабрике печати в Москве. Сама профессия в плане заработка денег классная — в Москве печатник мог с зарплаты и отпускных купить новый автомобиль. Так было до кризиса в 2008 году. Потом стало понятно, что с полиграфией происходят те же вещи, что и с пленочной фотографией, которая с приходом цифры просто вымерла за пару лет.

Я понял, что нужно искать работу в другой сфере. Думал, думал и решил, что надо заняться ремонтом квартир. До этого, еще когда работал в типографии, сделал сам ремонт в своей квартире. Постепенно, санузел, комнату. И с большего чему-то научился. К моменту увольнения из типографии я уже умел укладывать плитку.

С последней зарплаты собрал все деньги и закупил инструменты. Если честно, тогда я даже не совсем понимал, что покупаю и что для чего нужно.

Из Москвы вернулся в Беларусь, ну и пошло поехало. Начинал с плитки в ванной. Первые заказы делал сам, крупные — со знакомыми, кто занимался отделкой. Так как ремонт в одном маленьком помещении не обходится одной лишь плиткой, научился работать с электрикой, сантехникой, гипсокартоном. Например, сделали заказчику пол и стены, а заказчик просит еще и потолок — мол, если работаете с плиткой аккуратно, то и с потолком справитесь. Раньше не было ютьюба, где можно, как сейчас, посмотреть, что и как делать. Поэтому спрашивал у знакомых то, что не знал. Сначала сделал потолок, потом освоил и штукатурку. В итоге стал брать заказы ремонта квартир под ключ. На самом деле это все очень быстро осваивается, даже курсы никакие не понадобились.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Как тебя находили заказчики?

— Когда только начинаешь работать, то у тебя нет наработанной базы заказчиков, тебя никто не знает. Интернет был не так развит, поэтому делал просто — печатал объявления и расклеивал на подъезды. Звонили, просят отделать санузел — делаешь красиво, заказчик доволен. Потом через какое-то время этот заказчик дает мои контакты знакомому, которому нужно отделать целый дом. Так это и работает.

Получается, что любой отделочник начинает с не очень выгодных заказов, от которых другие отказываются. При условии, если он справляется, появляются хорошие заказы.

Когда я работал в Бресте печатником, зарплата у меня была 500 долларов при средней по городу 300 долларов. Когда пришел на стройку, в первый месяц заработал 600 долларов. Подумал — круто, хороший заработок. Через полгода я начал зарабатывать уже тысячу.

— Но ты же не в одиночку берешься за ремонты?

— Сначала работал один, но потом уже с помощником. Отделка — это командная работа. Лучше всего работать вдвоем. Бывали случаи, когда мне звонили знакомые, совсем не строители, но им нужна была работа. Человек начинает с подсобника, я его учу, и если получается, то дальше он работает как мастер. С одним и тем же помощником я проработал года четыре. Когда был кризис в 2014 году, я уехал из Бреста в Минск, он — в Варшаву.

— С кем сейчас работаешь?

— Времени заниматься отделкой на объектах заказчиков у меня теперь нет — я отделываю и одновременно снимаю свои квартиры. Закончил хрущевку в Бресте, теперь вот в Новой Боровой купил «съемочную площадку» и жилье. Больше времени у меня на другие объекты нет, потому что нужно заниматься съемкой, монтажом.

За работы на других объектах отвечает мой напарник Илья. Всего у нас работают несколько бригад, а он ими руководит. Большинство заказов поступает мне, а я передаю ему. Если говорить современным языком, то я — отдел маркетинга, а он — производственный.

О сложных клиентах и заработках отделочника

— Бывали в практике сложные клиенты?

— Есть слишком педантичные люди, придирчивые, требовательные — такие меряют не в миллиметрах, а микронах. У нас был заказчик, который приходил каждый день и проверял всю работу, сделанную за день. И эта перепроверка занимала по два часа. Объясняешь, что на любой стройке есть допуски, что подразумевает, что все не будет точно до микрона, а он измеряет шаг между саморезами — по его мнению, они должны вкручиваться через каждые 10 см. Никто и нигде этот шаг так точно не соблюдает, но на этом объекте мы отбивали линии и расчерчивали эти каждые 10 см.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Заказчики, живущие на постсоветском пространстве, «загоняются» по отделке, очень придирчивы. В Европе не так и «мне не нравится» — не аргумент. Там оплата почасовая. У строителя есть норма-часы, работу он должен сделать за такое-то время. И делает ее он по инструкции. Например, для подготовки под обои стену нужно два раза зашпатлевать, зачистить и загрунтовать. Если заказчику что-то не нравится, то строитель говорит, что не вопрос, еще два раза могу прошпатлевать, это еще 10 часов, и надо оплатить 300 долларов. Заказчик, скорее всего, скажет, что ему уже все нравится.

У нас же договариваешься на квадратуру. Заказчик приходит, и если ему что-то не нравится, то ты начинаешь делать, чтобы понравилось.

Я дорожу репутацией. И если я вижу на своем объекте, что что-то пошло не так, то я разберу и переделаю. Заказчик бы не увидел этого при приемке. Но через некоторое время косяк вылезет, и ты же не скажешь, что деньги уплачены и знать вас не знаю. Все равно придется идти и исправлять. Поэтому сразу переделывать нужно. Если возникает проблема, которую решить невозможно, надо сразу о ней говорить.

— Какой заказ выгоднее — в новостройке или, например, в хрущевке?

—  Отделочники предпочитают работать в новостройках — квартиры в старом жилом секторе интересуют в меньшей степени, потому что неудобно работать, много сопутствующих проблем. В новостройке удобнее — в квартире никто не живет, и ты ходишь как на работу, предоставлен сам себе.

— Говорят, что дизайнерский проект облегчает труд строителя?

— Ремонтов по проектам теперь стало больше, чем без проектов. И это хорошо — приходишь на объект, открываешь проект и работаешь. Но бывают и проколы, особенно если дизайнер неопытный — картинка красивая, но нет понятия, как это сделать.

Дизайн-проект нужен для тех, кто не знает, что он хочет. В своей квартире я делаю ремонт по проекту, который нарисовал для себя сам в SketchUp. Дизайн-проект, если его заказывать, стоил бы полторы тысячи долларов. Для меня это ненужные траты, а программку я освоил за два-три дня.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Как так получается, что один и тот же вид работы отделочники оценивают по-разному? Как формируется цена?

— Допустим, у меня есть заказ, я готовлю стену под покраску условно за 10 долларов. Меня просят взять еще один объект. Зная, что у тебя уже есть работа, можно назвать цену в 15 долларов. И тут заказчик соглашается. Ты думаешь, что можно же и всем по 15 делать. Это обычный рынок — если есть спрос, но не хватает предложений — цена растет. Опять же, если человек делает хорошо, то он берет дорого, и при этом у него работа есть всегда.

В Минске вилка заработка отделочника на данный момент — от одной тысячи до двух тысяч долларов.

На стройке тоже есть куда развиваться. А размер заработка отделочника зависит от человека — некоторые приходят в профессию с одним шпателем и так всю жизнь с ним в троллейбусе и ездят. А кто-то развивается, покупает инструменты, нанимает людей, организовывает строительную фирму.

О работе за границей

— Не думал поработать на стройке другой стране?

— Из-за рубежа полно заказов. Что касается Москвы, Питера и любого другого российского крупного города, то пару раз в неделю мне поступают предложения. Они даже не выясняют, где я живу, работаю ли я, например, в Екатеринбурге. Сразу пишут — «скиньте ваш прайс, я вам сброшу проект, посчитайте». И им непонятно, почему я не беру их заказ.

— И в самом деле — почему?

— Зачем мне эти гастроли? Если бы мне не хватало работы в Минске, то я бы поехал в Екатеринбург. Поэтому говорю, что меня жена не отпустит.

Опять же разница на расценки на стройуслуги у нас и в России не такая уж большая. Раньше, когда доллар стоил 25−30 российских рублей, было выгодно, хороший специалист мог заработать 3−5 тысяч долларов за месяц.

Недавно мне позвонил человек, который занимается в Ницце ремонтами, предложил приехать поработать. Я отказался, предложил своих ребят. Условия там были хорошие — 10 евро в час, проживание и культурная программа за счет принимающей стороны. Сделали визы и на три месяца уехали. Вернулись счастливые и довольные.

— Упадут ли расценки на отделочные работы в связи с событиями в стране?

— Упадут, но не до критического уровня. У нас с одной стороны — Россия, с другой — Польша, Литва и Латвия. Там труд строителей оценивается выше. Поэтому, как только у нас заработки падают и становятся существенно ниже, чем у соседей, то все быстро разъезжаются кто куда. Сейчас, например, многие в Польшу едут. Причем с прицелом на ПМЖ. Мой напарник уже перевез туда семью. В его планах — выучить английский и ехать работать дальше, например, в Швецию. Там платят больше, чем в Польше. Это такой обыкновенный план польских строителей — лет за 10 заработать капитал в другой стране, вернуться, купить дом и открыть свою фирму или магазин. И это хорошо — люди возвращаются, привозят в страну деньги.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Я знаю одну интересную историю штукатура Юры из Ивацевичей. Я еще в Бресте работал, когда он мне позвонил. Говорит буквально следующее: «Меня зовут Юра, работаю в местном колхозе штукатуром, ничего делать не умею, но у меня есть цель и желание уехать работать в Новую Зеландию. Хочу приехать к вам, буду бесплатно работать, вы меня только научите». Но проблема была в том, что обучиться он хотел за неделю. Я ему предложил поискать мастеров в Ивацевичах. В общем, тема как-то заглохла и про него забыли. Когда я с бригадой перебрался в Минск работать — звонок, на связи тот самый Юра. И звонит из Новой Зеландии! Говорит, здесь нужны отделочники, не хотите ли сюда переехать, скучно одному. И рассказывает подробности: нужно на объектах только стыки гипсокартона замазывать, и все. Спрашиваю, как ты туда попал? По интернету — нашел новозеландский сайт, там объявление о поиске строителей. Он написал работодателю, что живет в Беларуси, хочет поработать у них. Ему ответили — давай. Дальше схема такая: собираешь документы, где учился, с мест работы. Отправляешь это все в посольство Новой Зеландии в Москву. Там открывают рабочую визу. Работодатель (фирма, которая принадлежит россиянину) оплачивает перелет (стоимость билетов придется отработать).

Сначала посмеялись, а потом задумались — а почему бы и нет? Заработать много не получилось бы — там дорогая жизнь, но можно мир посмотреть. Ожидаемый доход не очень большой — примерно 3 тысячи новозеландских долларов, 2 тысячи из них будут уходить на жилье, машину, связь, еду и прочее. Жене говорю, поехали, поживем пару лет там, прикольно. Списались с работодателем, договорились. И вот уже нужно было отправлять паспорт в посольство, и мы с женой еще раз сели все посчитать. А тут канал начал расти. Понятно, что, если уехать, то про его развитие можно забыть, там ничего интересного я бы не снял для блога. В итоге вместо меня поехал мой коллега с семьей. Там они уже 3 года живут и вряд ли вернутся. И все это из-за Юры из Ивацевичей.

О блогерстве и телевидении

— Как ты начал снимать ролики для YouTube?

— Когда начал развиваться YouTube, я попробовал записывать какие-то ролики. Первый делал для портфолио, чтобы потенциальный заказчик мог посмотреть, как я работаю, на результат. Это помогает снимать вопрос, почему я делаю по 12 долларов, а не по 7. Просто говоришь, что я делаю лучше, у меня хороший инструмент, поэтому можем так и этак. Он смотрит ролик и соглашается.

Потом какие-то видео стали смотреть больше. Соответственно, росло и количество подписчиков на канале. Если у тебя выстреливает какое-то видео на пару миллионов просмотров, а оно может быть абсолютно любое, то к тебе заходят потом постоянно, в поиске новых видео. Поэтому снимать и выкладывать их нужно регулярно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Моему каналу уже пять лет, и 2,5 года я совмещал ведение блога и работу отделочником. Ребята, которые со мной работали, терпели все это время — получается, я занимаюсь съемкой, а они работают. С другой стороны, они понимали, что будут всегда с работой. Они и сейчас с работой — приходящие заказы я им и передаю. Чисто блогерством я стал заниматься два года назад. Сейчас мой канал позволяет мне не работать на стройке заказчиков — я зарабатываю как минимум столько же или больше.

— На каком этапе блог стал приносить деньги?

— Если ты делаешь какой-то интересный и адекватный контент на YouTube или в соцсетях и у тебя появляется 20−30 тысяч подписчиков, то рекламодатели найдут тебя сами. Когда у меня было 25 тысяч подписчиков, мне впервые подарили лазерный уровень в обмен на его обзор. Потом, когда количество подписчиков перешагнуло отметку в 50 тысяч, рекламодателей стало больше, уже за деньги. В блоге показываю разные строительные материалы и инструменты. Стараюсь делать рекламу нативную, не просто в лоб.

— Как ты стал ведущим программы «Наш ремонт» на ТНТ?

— Сразу поясню, что попал я не на сам канал, работаю с компанией, которая готовит телеконтент для ТВ-каналов. Однажды мне позвонили и предложили побыть ведущим в программе «Наш ремонт», которая идет на «ТНТ». Поначалу было страшно — для своего канала я сам себя снимаю, а там 10 человек на тебя смотрят. И важно не облажаться. Поначалу в кадре нас было двое — я и Павел Сыроежкин (группа «Чук и Гек»). Потом я остался один. И всего столько навалилось, что я не мог заниматься своим каналом, поэтому попросил их искать еще одного человека. Сейчас там главный ведущий Евгений Булка, я на подхвате. Снимаем раз в месяц, и меня это устраивает.

— За это хорошо платят?

— Телик умирает, денег там больших нет. Думаю, что строитель зарабатывает столько же в час, как и ведущий. Для меня это больше самореклама, чем заработок. По этой же причине я еще снимаюсь в России на канале ОРТ в программе «Доброе утро» в роли строительного эксперта. Сейчас, правда, из-за коронавируса сотрудничество поставили на паузу. Но там не платят совсем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Подписчики часто критикуют?

—  В любом обществе есть прослойка идиотов, и они пишут гадости, просто чтобы разрядиться. Бывает и конструктивная критика, когда пишут профессионалы и указывают, что я делаю не так, что можно быстрее. Приходится объяснять, что я показываю своей аудитории процессы так, чтобы любой мог это повторить сам. Бывает, конечно, что и я не всегда прав. 

Чем хорош формат YouTube-канала, что ты свободен от какой-то цензуры. Если ошибся в чем-то, то можно рассказать о своей ошибке, что можно не вырезать кадры, если к месту ругнулся. На ТВ же прописано каждое слово.

— Твоя аудитория — это только Беларусь и Россия?

— Самая большая аудитория из России — там просто в 14 раз больше население, и у нас единое информационное пространство. Плюс Украина, Казахстан — страны где есть русскоязычное население. Я недавно сделал «немое кино» — ролик без озвучки голосом «Ремонт квартиры. 1 год за 60 минут». Его посмотрело рекордное для моего канала количество людей — 3,63 миллиона. Это видео доступно для понимания любой аудитории. Кстати, сейчас тенденция в среде русскоязычных блогеров — делать англоязычный контент — его поймут 3 миллиарда. Русский язык поймут только 300 миллионов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Пока что у меня планы на ближайшие 5 лет расписаны. Сначала доделаю проект c квартирой, потом дом. Интересным для себя вижу сделать мастерскую и там снимать ролики про самоделки — например, как своими руками сделать стол.

Есть идея школы мастеров — курсы по самостоятельной отделке для тех, кто купил квартиру или дом и хочет поковыряться сам, поиграться в мужика. Курс на пару недель за небольшие деньги — походил, научился, сэкономил несколько тысяч долларов. Пока все упирается во время.

Читайте также