Помните, о чем вы мечтали в 10 лет? Стать космонавтом? Стюардессой? Путешественником? Купить 16-битную приставку, пейджер или кнопочный мобильник? А вот десятилетний Гриша Косько в далеком 1968-м хотел построить свой собственный парусный фрегат. Не уменьшенную модель из набора — а чтобы большой, с просторными каютами и палубой, по которой можно гонять во всю мощь. Пацан твердо решил, что когда-нибудь его мечта исполнится: не сейчас — так через год, не через год — так через пять… Прошло 50 лет. 10-летний Гриша стал 60-летним Григорием Васильевичем. Он отслужил на базе подводных дизельных лодок, отработал до пенсии печником, вырастил пятерых детей и понял, что ну вот уже и пора бы воплотить детскую мечту в жизнь. Строить корабль начал прямо у себя на участке, в нескольких метрах от дома. Только приступил — свалил инфаркт. Потом второй. Выжил, вышел из больницы, сменил название будущего судна с «Мечты» на «Воскресший» — и продолжил работу.

  • Станислав Коршунов Журналист TUT.BY

Кирпично-блочный фрегат Григория Васильевича находится в центре Пинска. Найти его легко: корпус судна выглядывает из-за забора выше ватер-линии. С улицы видно корму, нос, облепленные ракушками якоря, через окошко борта на тротуар выглядывает черное дуло пушки на лафете. А еще бушприт торчит! Ой, если вы не знаете, что такое бушприт, ничего страшного: мы тоже не знали, пока не приехали к Григорию Васильевичу. А еще не знали, что такое марс (спойлер: не планета, а площадка на мачте) и марсель (спойлер: не город, а прямой парус). Так вот, записывайте: бушприт — это наклонное рангоутное дерево, к которому крепится стоячий такелаж стеньг передней мачты. Короче — брус это, который торчит из носа корабля. Под ним еще скульптуры русалок вешают.

Фото: TUT.BY

Жители частного сектора к такому соседству уже привыкли: два года все-таки строительство идет. Они лишь изредка посматривают из окон во двор Григория Васильевича — проверить, не достроил ли. А вот прохожие возле забора пинского пенсионера останавливаются и «залипают» на несколько минут. Достают смартфоны, фотографируют строящийся фрегат, постят фоточки в инстаграм, звонят друзьям.

Автомобили тоже редко проезжают мимо. Григорий Васильевич не раз видел, как водители съезжали с дороги на узкий тротуар перед его домом, чтобы проверить: не показалось ли, действительно корабль?!

«Материал собирал лет 45. А может, и больше»

Григория Васильевича встречаем на улице. Бывший подводник в рабочем бушлате сразу же ведет по своей «домашней верфи». Стройка, которая с перерывами продолжается уже два года, пока приостановлена.

— Я пока бумаги собираю, — объясняет Григорий Васильевич. — Скоро должны приехать из управления капитального строительства. Будут с проектом помогать.

Фото: TUT.BY

Пинчанин открывает деревянную дверь в корпусе фрегата и проводит в трюм. Здесь аккуратными штабелями сложены строительные материалы и инструменты. Проходим мимо пыльной станины для раритетной швейной машинки. Ее пинчанину притащили местные. В будущем Григорий Васильевич повесит на нее штурвалы, которые мастерит у себя в подсобке. Один уже готов, второй — в процессе.

По песчаному полу кормы идем к лестнице в носовой части, чтобы подняться на палубу. По дороге Григорий Васильевич рассказывает, что страсть к морю у него с детства, а на строительство дома-корабля вдохновил пример русского изобретателя XIX века Ивана Кулибина.

После школы юный Гриша уехал из Пинска служить в Балтийский флот на базу подводных дизельных лодок. Свой армейский путь описывает лаконично: пришел, попросился, взяли, отслужил. Потом вернулся в Пинск, устроился работать печником.

— У меня еще до флота мечта была — корабль построить. С 10 лет вынашивал. Материал собирал лет 45, а может, и больше. Еще отец покойный по деревне все, что может пригодиться, собирал — и мне нес, — смеется Григорий Васильевич.

Фото: TUT.BY

Дом-корабль пинчанин начал строить, когда ему стукнуло 60.

— Хотел раньше, но — супруга инвалид второй группы, пятеро детей. Пока я их поднял… И сам сдал немножко. Но ничего… Сейчас зато время есть. Жизнь ведь одна, — рассказывает капитан.

— Не, ну если бы у тебя, батько, был миллион долларов, то построил бы корабль, когда мы еще маленькие были бы, — улыбается сын Григория Васильевича Дмитрий — он помогает отцу со строительством. Дмитрий тоже печник, как отец. И дед его печником был. А деда, по легенде, научил ремеслу немец Герман, который «примазался к тетке». Так и выросла династия полесских печников Косько.

Фото: TUT.BY

«Таскал все, что могло пригодиться»

Кораблестроитель не шутит, когда говорит, что материал для своего проекта собирал почти всю свою жизнь. Сейчас об этом Григорий Васильевич вспоминает с улыбкой:

— На работе все смеялись, Плюшкиным называли. Потому что таскал все, что могло пригодиться. Иногда сам тащил, иногда извозчик привозил. Даже дед покойный найдет что-то интересное — и мне сразу звонит: «Григорий, я там нашел что-то». Я уже в выходные к нему поеду, посмотрю, скажу: «Все пойдет, откладывай». Дети на меня, бывало, ругались, что кирпичи, булыжники, трубы лежали под забором. Знакомые найдут что-то и звонят: «Пойдет на корабль». Они смеялись, а я забирал. Думал: «Ну и смейтесь!». А сейчас уже им и стыдно подойти ко мне — зря смеялись, — смеется Григорий Васильевич. — А львов — вон, видишь, на окнах для пушки? — сам лепил.

Фото: TUT.BY

В носовой части Григорий Васильевич открывает еще одну дверь и выходит к бушприту. Берет в руки веревку и натягивает белый парус из спанбонда.

— Это так, для примера посмотреть, — объясняет кораблестроитель и рассказывает, что в перспективе на его фрегате будут развеваться розовые тканевые флаги.

Видеоэкскурсия от сына Григория Васильевича — Дмитрия

На бушприт запрыгивает упитанный кот Маркиз. Он ловко пробегает вверх по скользкому брусу, разворачивается — и устраивается поудобнее там, где заканчивается спанбондовый парус.

— Прибился кот с кошкой, — вздыхает капитан, рассказывая о нелегкой судьбе Маркиза. — Кошку машина забила, но она еще успела принести пять котят. Три пропали, а два выжили.

Фото: TUT.BY

Выходим на палубу. Там сложены трубы под мачты. Высота самой длинной будет около 3,5 метра. Паруса фрегат будет поднимать только в безветренную погоду.

По левому борту будут стоять восемь игрушечных пушек на лафете. Одну Косько уже сделал — стоит, заметенная снегом. Правда, не признается, из чего — секрет. Выглядит натурально. По задумке, пушки будут заряжаться хлопушками и «палить» конфетти. Идея пока на стадии доработки. Дело в том, что свои пушки Григорий Васильевич разрабатывал под советские хлопушки, которые «детонируют», когда дергаешь шнурок. Современные же «стреляют» при повороте, поэтому над конструкцией орудий придется еще подумать.

Фото: TUT.BY

В кормовой части Григорий Васильевич планирует обустроить кают-компанию. Помещение пока не готово, но внутри уже есть сундук с сокровищами. Капитан поднимает крышку, показывая рассыпанную бижутерию. Маркиз, который устал лежать на мокром бушприте, забегает к нам, запрыгивает в сундук — и ложится на скарб, как жадный кракен.

Фото: TUT.BY

«Меня врачи воскресили»

Когда получится сдать объект в эксплуатацию, Григорий Васильевич пока не знает. Все будет зависеть от того, как много времени уйдет на бумаги и согласования. Название для своего судна он уже выбрал:

— Хотел назвать «Мечта», но передумал. Решил — «Воскресший». Меня же врачи воскресили, шесть с половиной часов операцию делали.

Фото: TUT.BY

На вопрос, кому он строит фрегат, пинский печник отвечает кратко: «Для детей». Для себя, конечно, тоже, но в меньшей степени. Ему важен процесс и конечный результат, признается пинчанин. Как человек, который привык доводить все дела до конца, он не мог не реализовать мечту, которая за 50 лет так из него и не выветрилась. А как достроит, сделает из своего дома-фрегата тематический музей с развлечениями, экскурсиями, играми и бесплатным мороженым. Конечно, если разрешат.

— Это будет подарок детишкам Пинска и не только, — улыбается Григорий Васильевич.