Вечером 3 марта в Брестском горисполкоме обсуждали отчет о воздействии на окружающую среду (ОВОС) по проекту строительства домов в квартале улиц Советских пограничников, 17 Сентября, Буденного и Дзержинского, пишет «Брестская газета».

Фото: Роман Кисляк

Первым делом заместитель начальника управления архитектуры и градостроительства Егор Добрунов обратил внимание собравшихся, что проводятся общественные обсуждения не архитектурно-планировочной концепции, а обсуждение отчета о воздействии на окружающую среду.

«Это разные вещи. Общественное обсуждение архитектурно-планировочной концепции не проводится, потому что у нас утвержден план детальной планировки центральной части города Бреста, включая Брестскую крепость. По нему уже проводилось общественное обсуждение. Об этом постоянно писали в газетах, на сайте. Полгода висели планшеты. Всех просили — обращайтесь, пишите свои замечания. Все замечания, которые были присланы по почте, были отправлены проектировщику — и на основании этих замечаний и разработан план детальной планировки исторического центра Бреста. По факту был выполнен градостроительный паспорт, реализована с аукциона и та территория, которая была намечена в плане детальной планировки, уже продавалась под ту функцию», — сказал Добрунов.

Презентации проекта не было — люди сразу начали задавать вопросы. Несколько человек спросили, не пойдут ли их дома под снос. Представитель компании-проектировщика ответил, что все выплаты по отселению, сносимым сараям уже произведены — поэтому если владелец недвижимости ничего не получил, то его жилье сноситься не будет.

А затем разговор зашел о судьбе… груши. Один из жильцов рассказал трогательную историю о том, что дерево было посажено 70 лет назад сыном погибшего защитника Брестской крепости. По словам мужчины, старая груша — достопримечательность целого квартала, и на нее даже приходят посмотреть туристы.

И вообще — жильцам квартала, мол, жалко того зеленого уголка, который они годами создавали возле своих домов.

«Мы столько денег потратили на то, чтобы несчастные эти газоны в центре города были зелеными. А вы это все в бетон!» — возмущалась одна из женщин.

«С одной стороны получается дорога, 17 Сентября, проезжая часть. С другой стороны вы тоже планируете дорогу. Скажите, чем нам дышать? О какой экологии мы можем говорить, — вторил ей мужчина. — Деревья, которые посажены, мы сами завозили туда чернозем, сами сеяли. Вы в одном месте убираете зеленые насаждения, а в другое выносите. Разве так это делается?»

Главный инженер проекта заявил, что планируется высадить в полтора раза больше газона, чем снести.

«Так делайте его возле дома, который строите! Зачем этот трогать?» — возразила одна из женщин.

Больной для жильцов остающихся домов вопрос: выдержат ли старые здания процесс стройки.

«У нас три года как прошел капремонт наших домов, улица 17-го Сентября. Там трещины были из-за того, что идет троллейбусная линия. Сейчас опять появилась трещина. Если начнут рыть что-то с этой стороны, дом просто завалится. Что будет дальше? Вы нам объясните: с одной стороны — троллейбусы, машины, с другой стороны — дорога. Мало ее сделать, вы хоть золотом ее выстелите, но там будут ездить машины, которые будут точно так же газовать, как и все. Так что же нам делать?» — пояснила свои опасения брестчанка.

«Дома на 17 Сентября — это старые дома. Дом, где я живу — 1935 года постройки. Там тоже есть трещины. Если начнут рыть котлован, там трещины еще больше пойдут. Кто нам потом заплатит деньги за наши испорченные квартиры?», — добавила вторая.

На это главный инженер напомнил, что идет общественное обсуждение отчета о воздействии на окружающую среду.

В разговор вступил житель дома по Советских Пограничников, 6/1: «Мне объясняли, что в трех метрах от нашего дома будет проходить стена нового строящегося дома. Так какая это экология?»

На его вопрос ответил директор фирмы-застройщика ООО «Спортивный клуб «Аматар» Геннадий Андросюк.

«Ваш участок, этот квартал, разрабатывается повторно. Право на его застройку продавалось с аукциона повторно. Первый раз, когда разрабатывала другая фирма, посадка домов и площадь посадки была немножко иной и конфигурация была иной. Возможно, вы говорите о том проекте, который имел место в 2017—2018 году. Если вы посмотрите сейчас, то видно: там не три метра. Проектируемый дом был урезан, вся хвостовая часть убрана, потому что не освещалась солнечным светом квартира на первом этаже вашего дома», — пояснил он.

Далее речь шла о том, что люди живут в городе, а не на хуторе, тем более — в центре города, что все города в мире развиваются на уплотнение и невозможно угодить каждому жильцу.

Об этом же сказал и заместитель начальника управления архитектуры и градостроительства.

«Конечно, кто-то будет претерпевать неудобства во время строительства, но вы смотрите вперед. У этого застройщика в разработке сразу три квартала в центре, и граждан, которые недопонимают, очень много. И, конечно, они будут, потому что этими проектами мы, если можно так выразиться, встреваем в вашу привычную жизнь. Но по сути мы убираем за счет застройщика кучу сараев, мы делаем благоустройство. Да, я согласен, есть вопрос по проезду, по его расстоянию от окон. Но это не улица — это тупиковый проезд, и вы же сами там будете ставить машины», — сказал Егор Добрунов.

Глава фирмы-застройщика посетовал, что нет снимка со спутника: тогда бы жильцы могли увидеть, что меняется в их квартале, увидели бы, что «машин там стоит в три раза больше, чем предусматривается парковок по проекту».

«И вы увидите и мусорки открытые, какой там бардак. Вы знаете, что в этих сараях есть встроенные напольные туалеты? До сих пор люди туда ходят — в XXI веке!» — заметил Андросюк.

На замечания некоторых жильцов, что это неправда, он заявил: «Четыре квартиры пользуются — мы специально в ЖРЭУ запросили информацию».

Потом слово вновь взял мужчина, который ранее говорил о «трех метрах» между старым и новым зданиями. Он пояснил, что пришел на собрание по просьбе жильцов, поскольку многие не смогли прийти.

«Я только «за» и приветствую то, что там будут сноситься эти грязные сараи и прочее. Но возникает второй вопрос: почему администрация города, раз она радеет за порядок, до сих пор не навела наружный порядок, реконструкцию или какой-то косметический ремонт зданий, которые уже есть? Почему за 70 лет там ни разу никто палец о палец не ударил? — поинтересовался брестчанин. — Я, например, больше 35 лет плачу в фонд капремонта. За эти деньги, которые я столько лет плачу, я мог бы свой дом снаружи золотой краской уже покрыть, понимаете? Подойдите к дому № 10, который практически напротив бани, и гляньте на балкончики, там их два. Там проржавел пол до такой степени, что там не то, что человек провалится, там три человека упадет».

На это ему ответили, что вопрос капремонта существующего жилого фонда надо адресовать в ЖРЭУ.

Разговор вернулся к вопросу, выдержат ли старые здания процесс стройки. Геннадий Андросюк сообщил жильцам, что строительство не предполагает забивных свай — речь про буронабивные: эта технология позволяет устранить динамическое воздействие на стоящие рядом здания.

Главный инженер проекта, отвечая на вопрос, проводилась ли инспекция нынешнего состояния домов, сказал, что проектировщик даже будет рекомендовать заказчику повесить на имеющиеся трещины маячки, чтобы потом отслеживать, не увеличиваются ли они в процессе реконструкции квартала.

На встрече жильцы неоднократно подчеркивали, что никто не против реконструкции квартала, что они ждут, когда их двор станет благоустроенным, но переживают за свои дома и хотят, чтобы были учены и их интересы:

«Мы все подписывали охранные грамоты, согласно которым обязаны следить за состоянием своего дома. И на любой наш недосмотр потом нам город скажет, что это — наша вина, дом под снос, а мы — на Ковалевку».